Философия грудного вскармливания

  Что такое грудное вскармливание? Можно рассмотреть этот вопрос с разных точек зрения. Например, с точки зрения физиологической, то есть функционирования органов и систем организма ребенка на грудном вскармливании.

Мы не будем останавливаться на пользе от оптимального соотношения белков, жиров, углеводов, иммунных тел, витаминов грудного молока. Конечно, Вам известно, что Вашему ребенку наиболее подходяще именно Ваше молоко. Оно меняется по составу в зависимости от нужд Вашего малыша, как будто «знает», что конкретно необходимо ребенку для жизни в настоящий момент.
Можно посмотреть с экономической точки зрения. Куда дешевле кормить ребенка грудью, чем покупать молочную смесь за 200 - 300 рублей на 4 – 5 дней. Посчитайте, сколько это будет за месяц!
Посмотрим с точки зрения затрат времени и труда. Гораздо легче дать ребенку грудь в любое время и в любом месте (кстати, в Норвегии, например, никто не посмотрит косо на женщину, кормящую грудью малыша в вагоне поезда, в кафе или на прогулке в парке). Труднее вскипятить воду, охладить ее до нужной температуры, отмерить количество смеси, взболтать ее в бутылочке до гомогенного состояния, а потом еще вылить недоеденные остатки или рассерженно впихивать это в ребенка, сетуя на его плохой аппетит: «Жалко выливать, деньги заплатили, добро пропадает» и т. д. В общем, морока.
Есть еще один аспект вскармливания ребенка материнской грудью. Давайте рассмотрим философию грудного вскармливания с момента рождения ребенка.
Один знаменитый английский педиатр, детский психиатр и психоаналитик Дональдс Вудс Винникотт заметил, что у новорожденного физиология и психология – это нечто единое. А это значит, что если ему комфортно, то он спокоен. Все просто. Но так не бывает в жизни постоянно. При рождении малыш выходит из теплого и уютного лона матери. Он попадает в непривычную для него среду, где ему пока дискомфортно. Ведь надо привыкать жить здесь, где шумно, яркий свет, надо дышать легкими, иногда бывает жарко, иногда холодно и т. п.
Что делает взрослый человек, когда ему дискомфортно? Например, если душно в транспорте, он может выйти. Если семейная ссора, то может поплакать. Может активно разрядиться: выбить ковер, поколоть дрова, постирать белье. Может покушать. Может начать спокойно размышлять. Становится легче. Такая форма решения конфликтных ситуаций присуща людям с более зрелой психикой.
Что может сделать малыш? Обратно к маме в животик он не может спрятаться. Тогда он плачет, и через плач успокаивается (так же, как и мы успокаиваемся, если нам не мешать плакать). Он чувствует себя комфортно и тогда, когда сосет грудь матери.
А как кормит своё дитя мама? Что такое материнское молоко для ребенка? Что передается ребенку во время кормления?
Наверное, у всех бывали случаи, когда вы с первого взгляда на пришедших домой родных: мужа, маму, или отца понимали, в каком они настроении. Как будто настроение имеет запах. Это можно почувствовать и без слов. Наверное, вам тоже становилось немного, тревожно, грустно при их плохом настроении? И наоборот – при хорошем?
Вас, взрослого человека, можно успокоить словами: «Не грусти, причина не в тебе, это у меня на работе неприятности». Маленький человек реагирует так же как взрослый, но более чутко. Но он еще не понимает значения слов. Если состояние матери напряженное, то в теле ребенка тут же возникает мышечное напряжение. Неизбежно и незаметно для окружающих сжимаются те мышцы, которые считаются как бы «стрессовыми» – это точно так, как у взъерошенной кошки, когда она сердится. Если мать при кормлении находится в состоянии обиды, раздражения, малыш никак не может расслабиться, как должно бы быть. Тогда он проявляет недовольство, плачет. Даже сонный, он не выпускает грудь, как бы «висит» на ней часами. Получается, что ребенок мудрее, чем мать, при грудном кормлении. Он одновременно вбирает молоко и получает ощущения не только от молока, а от груди матери.
А прислушивается ли мать к тем ощущениям, которые она получает от сосания? Или ей некогда наслаждаться этим моментом, если она о чем-то переживает? В этих вопросах заложен ключ к правильности кормления.
Человеку становится дискомфортно, если он думает о чем-то неприятном или ощущает неприятное прикосновение. Это разные вещи. Первое относится к нереальности, области фантазий. Ведь то, о чем он думает, или было в прошлом, а сейчас этого нет, или вообще это надумано, в виде опасений за будущее. Иногда эти мысли бывают очень навязчивыми, прилипчивыми. Вот в этот момент (а для понимания ребенка существует только момент между прошлым и будущим) и возникают описанные проблемы с кормлением.
Вот что пишет Винникотт: «Существуют почти неуловимые вещи, которые мать постигает интуитивно, если вся ответственность в этом ложится на нее одну. Она, например, знает, что самое главное в кормлении – не кормление. Ни одна зрелая мама по собственному побуждению рассерженно не впихивает в рот младенцу материнский сосок. Многим младенцам, особенно если им уже больше одного месяца, необходимо время, прежде чем они начинают искать грудь. И найдя, они необязательно используют его сразу же для получения пищи. Ребенок знает, знает и мама, что ему нужно получить огромное удовольствие от общения с первым объектом любви – маминой грудью. Если кормление насильственное, что бывает только у незрелых матерей, то идет формирование аналогичного или более незрелого восприятия жизни у ребенка. Ребенок как бы теряется каждый раз, когда мать не понимает его нужд, у него не развивается ощущение, что все в нем правильно, так как мама не гармонична для него. Если развитие идет нормально, то устанавливается благоприятная связь, когда мать и ребенок общаются между собой через физиологическое возбуждение, интонацию голоса и движения, выработку молока».
Мать может кормить и одновременно петь, но от души, «сердечно». Но не читать книжку. Это означает, что нет ощущений от кормления, а от книжки. И теряется негласный разговор с ребенком.
Напрашивается простой вывод. Время кормления это время только кормления с ощущениями только от кормления. И тогда ребенок будет знать, что он нужен. У него формируется основа доверия к жизни, базовое доверие к жизни, как говорят психоаналитики.